Кардиохирург вымогал у пациентов деньги за успешные операции

Клиника «Ezgu Niyat», которая успешно проводит сложные операции, расширила ряды своих специалистов кардиохирургами из Европы. Теперь операции на сердце регулярно выполняются не только у взрослых, но и у детей.

В многопрофильном медицинском центре «Ezgu Niyat», построенном по европейским стандартам и оснащенном современным медицинским оборудованием, кроме отечественных специалистов также работают ведущие европейские кардиохирурги.

Среди них – глава Фонда «Сердце Евразии», известный швейцарский кардиохирург, профессор Пауль Фогт и российский кардиохирург, профессор Сергей Павлович Марченко.

Ряды ведущих кардиохирургов нашей страны расширяются – один из ведущих специалистов, кардиохирург из Узбекистана Ахмад Ирмухаммедов, который много лет работает в Дании, также начинает свою работу у нас.

Согласно статистике, из 100 детей 1% рождается с диагнозом «врожденный порок сердца». Дети с таким заболеванием есть и в нашей стране. Многие родители вынуждены за большие деньги лечить своих детей за рубежом.

 В период с 3 по 18 июня 2019 года в клинике «Ezgu Niyat» известный швейцарский кардиохирург, профессор Пауль Фогт проведет высокотехнологичные операции на сердце не только взрослым, но и детям от двух лет и старше.

Начиная с сентября 2019 года хирургические операции на сердце в области детской педиатрии будут проводиться регулярно.

Врач Ахмад Ирмухаммедов начнет проводить хирургические операции у взрослых. Он уже более 19 лет успешно занимается кардиохирургией в датской клинике при Университете Оденсе.

Теперь наш соотечественник возвращается на родину, чтобы оказать высококвалифицированную медицинскую помощь населению нашей страны. Надо отметить, что Ахмад Рустамович регулярно посещал Узбекистан, чтобы выполнять сложные операции.

Теперь с 3 июня 2019 года в клинике «Ezgu Niyat» он начнет принимать пациентов с заболеваниями сердца постоянно. В клинике «Ezgu Niyat»проводятся следующие виды лечения:

  • устранение врожденных и приобретенных пороков сердца;
  • аортально-коронарное шунтирование;
  • пластическая хирургия и протезирование сердца;
  • аневризма аорты;
  • ангиографические исследования;
  • диагностика и лечение сердечно-сосудистых стенозов.

Клиника оснащена новейшим современным медицинским оборудованием известных компаний Нидерландов, Германии и Финляндии.

Кроме того, операционные палаты клиники оборудованы SMS-панелями (внешние панели с твердым минералом) с инновационным антибактериальным модулем, системами вентиляции класса «А» для защиты воздуха от различных бактерий, а также специальным оборудованием для производства кислорода.

    Кроме того, в клинике есть отделы современной интенсивной терапии и реабилитации. Для наших пациентов также доступны услуги поликлиники, стационара с круглосуточным наблюдением врачей, бесплатный интернет и многие другие комфортные услуги.

    • Следует отметить, благодаря европейским специалистам, работающим в клинике «Ezgu Niyat», наши граждане имеют возможность получить высококвалифицированное лечение, не выезжая за границу.
    • Контактный телефон: +99895 198 83 00, +99871 241 93 00

    Адрес: город Ташкент, Шайхонтохурский район, ул. Олмазор, 4.

    1. Ориентир: станция метро «Пахтакор», около здания Национального олимпийского комитета.
    2. Веб-сайт: ezguniyat.uz

    Источник: https://kun.uz/ru/news/2019/05/27/vedushchiye-kardioxirurgi-iz-yevropy-provedut-v-klinike-ezgu-niyat-operatsii-na-serdse-u-detey

    Что делать, если врач вымогает деньги за операцию?

    Согласно Главному закону страны каждый имеет право на получение бесплатной медицинской помощи в государственных и муниципальных больницах.

    В соответствии со ст.11 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» медицинские учреждения, которые участвуют в реализации государственной программы по оказанию бесплатной медицинской помощи, и лица, там работающие, не имеют право взимать плату за медицинские услуги, входящие в бесплатный, гарантированный перечень.

    • Все случаи уникальны и индивидуальны.
    • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
    • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

    Важно! Отказ в оказании бесплатной и безотлагательной экстренной помощи не допустим. За нарушение данной статьи медицинские работники несут ответственность в соответствии с законами РФ.

    К сожалению, российские реалии говорят о том, что на практике не все так гладко, как написано в законах. Трудно найти хоть одного человека, который хоть раз не передавал денежные средства или подарки врачам и другим медицинским работникам.

    Но одно дело отблагодарить врача после оказанного лечения и выписки, а другое, когда врач вымогает деньги за предстоящую операцию или качественное лечение.

    В таких ситуациях, из опасения за собственное здоровье и жизнь пациенты сразу соглашаются с выдвинутыми условиями и дают взятку.

    Если Вы не согласны с требованиями врача и считаете, что Вам медицинская помощь должна быть оказана бесплатно, то следует придерживаться, ниже приведенного алгоритма действий.

    Порядок действий при вымогательстве денег за операцию

    1. В первую очередь следует обратиться к главному врачу больницы и рассказать о незаконных действиях со стороны его подчиненного.

      В данной ситуации он должен будет провести беседу с врачом о недопустимости подобного поведения, а также предупредить об уголовной ответственности;

    2. Если руководитель лечебного учреждения бездействует, и лечащий врач продолжает настаивать на своих условиях проведения операции Вам надо обратиться с письменным заявлением в Управление здравоохранения муниципального образования или сразу в региональное Министерство здравоохранения. По заявлению будет проведена проверка и Вам будет дан ответ в письменной форме;
    3. Если Вы считаете, что в действиях врача имеются признаки такого преступного деяния, как вымогательство, то Вы можете обратиться с заявлением в правоохранительные органы или прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело по факту вымогательства врачом денег за проведение операции.

    Также следует помнить, что врачи несут ответственность по ст.124 Уголовного кодекса Российской Федерации за неоказание помощи больному. В зависимости от тяжести наступивших последствий в результате их бездействия им грозит ответственность от штрафа до лишения свободы до 4 лет с лишением права заниматься медицинской деятельности или занимать должность в лечебном учреждении до 3 лет.

    Независимо от того, какое решение Вы примете не стоит забывать, что безнаказанность порождает вседозволенность. Если Вы сомневаетесь в собственных силах в борьбе за отстаивание своих конституционных прав, обратитесь за помощью к квалифицированным юристам.

    ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

    Источник: https://opravdaem.ru/malfeasance/vrach-vymogaet-dengi-za-operaciyu/

    Бокерия: кардиохирурги РФ и Запада сотрудничают, медицина вне политики

    Мы пока не можем по разным причинам оказать помощь всем больным. Не только потому, что, скажем, нет денег — чаще всего это, но и потому, что очень велико количество людей, которые сами не идут лечиться.

    При этом у нас реально повысился возрастной ценз больных, которых мы лечим. Я лично много оперирую пациентов под 80 лет, это стало обычной практикой.

    А если взять некоторые «долгоживущие» страны типа северных наших соседей — там и 90-летних оперируют с искусственным кровообращением. Раньше считалось, что к ним и притронуться нельзя.

    Если говорить о критических периодах болезни, то по старой статистике самый неприятный период был от 39 до 49 лет у мужчин — я читал это в каком-то солидном англоязычном журнале.

    Следующий по опасности для мужчин был возраст от 49 до 59 лет.

    Я думаю, сейчас он немного сместился в лучшую сторону, «повзрослела» угроза, но все равно остается высокой, потому что мы все еще мало внимания уделяем факторам, которые сохраняют здоровье.

    — Не «помолодел» ли инфаркт в последнее время?

    — Нет, инфаркт не «помолодел». Выявляемость стала невероятно высокая. Технология выявления больных с инфарктом миокарда абсолютно соответствует мировому стандарту сегодня, где бы больной ни находился на территории страны.

    А вот дальше как мы лечим — тут уже возможности разные. Одно дело, когда привезли человека в клинику, посмотрели, выяснили, что инфаркт, открыли ему сосуд тут же — и начинающийся инфаркт ушел, не оставив следа. Другое дело, когда пациент поступает через шесть часов, через десять часов…

    — Если раньше инсульты приписывали к болезни людей в возрасте, то сейчас все чаще появляются сообщения об инсультах у молодых людей. С чем это связано?

    — Я не специалист в этой области, но, думаю, то, что вы говорите сейчас, очень преувеличено. Что подразумевается под молодым возрастом? Если речь идет о 50-летних людях, они тоже считаются сейчас молодыми.

    Если речь идет о совсем молодых, то это, как правило, какие-то аневризмы сосудов головного мозга. К сожалению, молодые смерти являются предметом того, что появляются донорские сердца и донорская печень.

    А если говорить о людях допенсионного возраста, то это, как правило, ранний атеросклероз, который закрывает сосуды, питающие головной мозг, — инсульты могут происходить из-за этого.

    И таких, кстати, больше всего.

    Есть совсем маленькая часть людей с врожденными стенозами сосудов, питающих головной мозг. У этих людей бывает пошатывающаяся походка. Если их расспросить, они начинают обращать на это внимание уже потом, когда что-то произошло.

    — Московские власти с этого года внедряют в поликлиники индивидуальную работу с пациентами-хрониками — в частности, людьми старше 25 лет с артериальной гипертензией и ишемической болезнью сердца. Врачи приучают их вести дневники самоконтроля артериального давления, консультируют по телефону. Как вы относитесь к этой идее?

    — Крайне положительно. Это определенное приближение нашей поликлиники к американскому семейному врачу. Замечательная инициатива, я считаю.

    К тому, что вы сказали: профессор Ольга Бокерия начала похожую массовую акцию, «Прогулка с врачом» называется. Первая «проба» была такая: она меня втянула для того, чтобы как-то привлечь внимание. Приходят люди, им доктора проверяют артериальное давление, смотрят сахар, пульс считают.

    Потом прогулка — километр в одну сторону и километр назад. Потом снова измеряют показатели. Дело в том, что в процессе этой прогулки люди — здоровые или пациенты — имеют возможность пообщаться с врачом не в кабинете.

    Акция пользуется колоссальной популярностью, уже по стране распространилась.

    —  Нужно ли в России, по вашему мнению, учредить должность уполномоченного по правам пациентов при президенте РФ? Недавно Лига защитников пациентов выступила с такой инициативой.

    — Считаю, что это глупость. В истории нашей клинической медицины ничего подобного не было, а наша клиническая медицина и медицина еще пары стран — Франции, Великобритании — отличались всегда особой гуманностью, особой доверительностью отношений между врачом и пациентом.

    А сегодня между врачом и пациентом ставят прокурора. Вместо того, чтобы попытаться их сблизить, что и делает городской департамент, все наоборот — развести, и виноватым во всех вариантах оказывается врач.

    Допустим, он будет всегда виноват — разве это поможет улучшению состояния лечебного дела?

    Было предложение ввести должность главного врача Российской Федерации. А у нас главный врач — всегда министр здравоохранения. Аргумент приводили, что в США есть главный хирург.

    Действительно, такая должность существует у них со времен Гражданской войны. Но он занимается делами, которые у нас в стране ведет санитарный врач, но уже в основном это борьба с курением, с алкоголизмом и так далее.

    К власти это не имеет никакого отношения. Нам введение подобной должности неинтересно.

    — Много ли у вас работает молодых специалистов, особенно в научной сфере? Нет ли оттока молодых профессионалов за рубеж?

    — Если говорить о специалистах, то уезжают единицы. Был период начала 90-х годов, когда очень много людей уехало в Израиль на работу. Те, кто уезжает в Америку, знают, что это очень долгий путь: там нужно пройти резидентуру, причем на ключевые специальности — в хирургию и кардиохирургию — их не берут.

    Их берут в анестезиологию, в реаниматологию и так далее, там порядка 7-8 лет надо учиться, язык освоить хорошо. А в Израиль ехали, потому что там русскоговорящего населения много и как-то, видимо, им проще было устроиться. Сейчас уезжают единицы — как правило, пусть никто не обижается, красивые молодые женщины, которые находят за границей работу.

    Они не становятся там первыми величинами. В общем, оттока нет.

    Другой вопрос: материальное расслоение общества и возможность заработать больше в экономике и юриспруденции, возможно, отразились на здравоохранении. Но в целом у нас в центре каждый год больше 200 человек в ординатуре и аспирантуре.

    — А с какими зарубежными специалистами вы сотрудничаете? Есть ли контакты с украинскими коллегами? Не повлияла ли на них сложная международная обстановка?

    Источник: https://ria.ru/20150525/1066325796.html

    Как на самом деле выглядит работа хирурга: 9 наивных вопросов

    Хирурги общей практики – слишком занятые люди, чтобы часами беседовать в чатах и развлекать праздную публику рассказами о своей работе. Но они по возможности делятся опытом с молодёжью на профессиональных форумах, дают интервью журналистам или разъясняют вещи, которые иначе превратились бы в нежелательные мифы. Изучив эти сведения, Anews отвечает на типичные наивные вопросы.

    Внимание: в статье есть ФОТО с операций, которые людям с ранимой психикой лучше не смотреть.

    1. Хирурги это «мясники»?

    Бытует мнение, что хирурги сначала режут, а потом думают, и что им ничего не стоит искромсать пациента даже зазря. Возможно, этот миф рождён сериалами про больницы вроде «Анатомии страсти», где врачи чуть ли не дерутся у операционной за только что прибывших больных и ловят кайф оттого, что орудуют скальпелем.

    https://www.youtube.com/watch?v=e21-Z-hxgSs

    На самом деле, операция – это, скажем так, крайняя мера, когда человеку никак иначе не помочь. В большинстве случаев (кроме неотложной хирургии и травматологии) продумывается лечение, и если вмешательство необходимо, оно заранее планируется. Причём даже с показаниями к операции хирурги не возьмутся за пациента, у которого шансы пережить её невысоки.

    Кстати, многих интересует вопрос, могут ли хирурги спокойно есть мясо, не вызывает ли это неприятных ассоциаций? Те отвечают: «Нет. Мясо – это то, что на тарелке. Это еда. А на операционном столе – человек, такой же как мы. Он не ассоциируется с бифштексом, как и наоборот, бифштекс не ассоциируется с человеком».

    2. Обсуждают ли они пациентов или личные дела во время операций?

    Посторонние разговоры действительно не редкость, ведь многие операции являются «шаблонными», и если всё идёт согласно плану, то большинство действий сводится к «рутине». Тогда, грубо говоря, между разрезами у медиков есть возможность поболтать о своём без ущерба для дела.

    Другой вопрос, насколько эти разговоры этичны. Допустим, пока вы были под наркозом, врачи сплетничали про коллег и обсуждали свою личную жизнь. Ну и пусть, раз вы всё равно ничего не слышали. Но не дай бог они отпускали комментарии на ваш счёт! То, что вы ничего не слышали и не могли отреагировать, вас только взбесит.

    В 2015-м в одной американской клинике как раз произошёл такой случай, но, по счастью, пациент случайно записал всё на смартфон. Оказалось, что как только он отключился, женщина-анестезиолог принялась словесно унижать его, а мужчина-хирург не остановил её, а после и сам отпустил пару недостойных реплик. Пациенту удалось отсудить у обидчиков полмиллиона долларов.

    А в апреле 2017-го телеканал НТВ показал сюжет о дагестанском хирурге, который снимал своих пациентов на видео, снабжал их едкими комментариями и выкладывал в сеть. Он оправдывался, что ролики были размещены на закрытой странице и лиц на них не видно, пообещал всё удалить, но прокуратура взялась за проверку врача и клиники. Правда, чем кончилось дело, неизвестно.

    Остаётся надеяться, что подобные возмутительные ситуации единичны.

    3. Высок ли риск попасть на операционный стол к неопытному новичку?

    У врачей, тем более хирургов, обучение длится долго. Никто не отправит их вперёд со скальпелем сразу после вуза.

    Как правило, первые годы практики в больнице они наблюдают, учатся делать базовые процедуры (интубацию, пункцию, установку катетеров и т.д.

    ), затем начинают ассистировать на операциях, пока не получат достаточно навыков и знаний, чтобы действовать самостоятельно. Так что, по идее, все операции проводятся только опытными специалистами.

    4. Хирурги циничны и бездушны?

    Во-первых, про самых лучших хирургов коллеги говорят, что они часто бывают «жестоки», но это всегда оправдано блестящими результатами и способствует росту профессионализма и дисциплины команды.

    Во-вторых, невозможно не выработать иммунитета, когда ежедневно сталкиваешься с болью и бедами – иначе докторов губил бы сильнейший стресс. Но это не значит, что они беспечны и видят радужные сны. Напротив, признаются, что порой просыпаются в ужасе от чувства, что они забыли сделать что-то важное.

    В-третьих, у хирургов разных специализаций вырабатываются разные человеческие качества и привычки. Онкологи, например, много общаются с пациентами, обсуждая перспективы и план лечения, и потому для них естественно проявлять душевность, располагать, вызывать доверие. Но это несвойственно хирургам в травматологии, которые должны без лишних слов срочно «починить» людей.

    5. Сколько у хирурга операций за день?

    Среди ответов чаще всего встречаются два варианта: 3-4 или 5-6. И так от 4 до 6 дней в неделю. Но многое зависит от специализации хирурга и длительности операции: иногда бывает одна за сутки, а бывает и 9 «дежурных».

    Один из ведущих кардиохирургов мира Лео Бокерия как-то сказал, что работает по 14 часов в сутки, нередко проводит по 5 операций в день, причём за одну может на самом деле сделать три.

    В свою очередь, завотделением сердечно-сосудистой хирургии кардиодиспансера республики Коми Дмитрий Епифанов делает по 6 операций в день (2 на сердце и 4 на сосудах). Он говорит: «Операции длятся по три часа, и, бывает, один хирург делает несколько операций подряд. То есть он может стоять 6-8 часов без еды и воды. Ассистенты могут меняться, а основной хирург – нет».

    6. А если операция длится 12 часов и больше?

    Такие операции проходят в несколько этапов, и на них работают несколько команд хирургов. При этом один хирург может руководить всем процессом от и до, но это не значит, что он все 12 часов неотрывно стоит у стола и делает всё своими руками. Он может ненадолго отлучиться, пока другие врачи зашивают органы или проводят процедуры, не требующие его контроля.

    В любом случае, операции проводятся стоя, часто в неудобной позе. Иногда хирург за несколько часов может позволить себе лишь осторожно переступить с ноги на ногу. Добавьте к этому специфические запахи, которые во время операций заполняют помещение и могут вызвать у неподготовленного человека рвотный рефлекс. В общем, хирург непременно должен быть физически выносливым и не брезгливым.

    Кстати, от долгого нахождения в одной позе начинается незаметное глазу мельчайшее дрожание рук и пальцев, что недопустимо для высокоточных операций, где 1/10 миллиметра может отделять успех от провала.

    Поэтому современные клиники применяют робототехнику. Такие операции – лапароскопические – хороши ещё и тем, что не требуют традиционных больших разрезов. До внутренних органов добираются через едва заметные отверстия, а за происходящим наблюдают на большом экране.

    7. Что вообще представляет собой типичная жизнь хирурга?

    На вопрос, правда ли вы работаете по 80-100 часов в неделю, хирурги отвечают «да». Правда ли, работа стрессовая? – «Да».

    Все мечтают выспаться, потому что во время 32-часовой смены на сон тратится не больше 2-3 часов. Ординаторы и вовсе «живут» в больнице», работая до изнеможения, часто бесплатно и без зачисления этих лет в рабочий стаж.

    Да и потом график не становится свободным, бывают непредвиденные задержки, ночёвки в больнице. Нет стабильных выходных, за несколько месяцев может ни разу не выпасть 2 выходных подряд. Нельзя ничего запланировать, потому что планы могут моментально поменяться.

    Плюс грубость пациентов и персонала, возможные судебные иски и неудачи в работе, от которых не застрахован никто.

    И всё же на вопрос, хотели бы вы быть кем-то другим, большинство отвечают «нет». Хирургия – это призвание. Все как один говорят, что лучше проведут 16 часов в операционной, чем будут заниматься нелюбимым делом.

    8. Какие ошибки хирурги совершают чаще всего?

    Не берёмся обобщать, но вот данные исследования, проведённого в США: каждый год хирурги совершают по халатности больше 4000 ошибок, которых можно было избежать. Чаще всего они забывают что-нибудь в теле пациента, например, тампон или салфетку. На втором месте – случаи, когда людям проводили не те операции. На третьем – когда оперировали не ту часть тела.

    По России такой статистики нет.

    Британская Mirror в 2014 году описала случай с 53-летним мужчиной в Казахстане, который якобы 12 лет прожил с ножницами, забытыми хирургом в его желудке:

    9. Какие случаи напугали самих хирургов в их практике?

    Однажды такой вопрос задали хирургам на Reddit. Надо сказать, что некоторые истории больше позабавили, чем ужаснули читателей.

    Например, хирург-травматолог рассказал случай с открытой раной брюшной полости.

    Пока её пытались заживить вакуум-терапией, внутренности были прикрыты пластиковым мешком, но из-за травмы и жидкостей раздулись и стали вываливаться из пациента.

    Их засовывали обратно с одной стороны – они вылезали с другой. Картина была чудовищная. В итоге только одновременными усилиями 6 человек внутренности удалось вернуть на место.

    Похожую ситуацию описала женщина-хирург: зашитая после операции пациентка чихнула, швы разошлись и кишки стали вываливаться наружу. «При этом в палате только я и она, и она смотрит на меня с таким вызовом в глазах – мол, ну и что дальше?»

    А вот с таким хирурги действительно никогда не хотели бы столкнуться: неправильно установив троакар, молодой хирург разрезал аорту. В итоге вместо быстрой и несложной операции пришлось 12 часов исправлять ошибку.

    Смотрите дальше: «Зачем припёрся?» 7 привычек пациентов, которые бесят врачей

    Источник: https://www.anews.com/p/70466725-kak-na-samom-dele-vyglyadit-rabota-hirurga-9-naivnyh-voprosov/

    Уникальные операции провели российские кардиохирурги. Новости. Первый канал

    Новое достижение российской медицины: петербургские кардиохирурги провели операции, которые в нашей стране еще никто не делал. Они спасли двоих новорожденных, по сути, переделав их сердца.

    Сегодня одному шесть месяцев, второму — полтора года. Врачи долго следили за маленькими пациентами, поэтому рассказали об операциях только сейчас.

    И подарили надежду сотням родителей, чьи дети еще некоторое время назад считались неизлечимыми.

    «Говорят, сердце как кулачок ребенка. Я, как посмотрю на его кулак, думаю, как они могли в этом сердце что-то сделать», — рассказывает Юлия Дымова, мама Егора.

    А они смогли сделать то, чего в России еще никто и никогда не делал. Целых семь часов врачи первой Детской городской больницы Петербурга исправляли крошечное сердце Егора.

    О том, что у ребенка проблемы со здоровьем, обнаружили еще во время беременности.

    Трехстворчатый клапан, через который кровь из правого предсердия попадает в желудочек, был сильно смещен и работал неправильно, из-за чего неправильно работало и все сердце. Аномалия Эбштейна.

    Но еще меньше шансов выжить оставляла другая патология — отсутствие ствола легочной артерии. Организму просто не хватало кислорода.

    «Легкие питались через сосуд, который поддерживается матерью и ее гормонами простагландинами внутриутробно, а после рождения и прерывания фитоплацентарного кровотока этот сосуд спазмируется, закрывается, и отсутствие просвета легочной артерии приводит к гибели ребенка», — говорит врач-кардиохирург Детской городской больницы № 1 г. Санкт-Петербурга Андрей Цытко.

    Оперировать таких детей нужно в первые дни жизни. Но патологии редкие — меньше процента от всех пороков сердца. А вместе два заболевания встречаются еще реже, потому нет и большого опыта лечения. Как правило, пациентам вместо неработающих клапанов ставят искусственные протезы.

    «У маленьких детей нет возможности протезировать маленькие клапаны сердца, и единственная возможность — это использование тканей, которые берут у человека. Из них приготавливают клапан, перешитый в детский размер», — рассказал заведующий отделением кардиохирургии Детской городской больницы № 1 г. Санкт-Петербурга Рубен Мовсесян.

    Из донорской вены петербургские врачи буквально сшили недостающий ствол легочной артерии. Затем устранили аномалию Эбштейна — провели реконструкцию трехстворчатого клапана, использовав при этом ткани сердца самого ребенка. Ювелирная работа, где важна не методика — ей уже десять лет, тут главное — руки хирургов.

    Только появившихся на свет детей за границей по такой методике оперировали лишь несколько раз. В России сделали две операции и обе в первой детской больнице Петербурга.

    «Около дверей реанимации ждала, потом Рубен Рудольфович вышел и сказал: «Все хорошо, я доволен результатом». Для меня, наверное, это были самые прекрасные слова, которые я могла услышать. Нам уже полгода, мы улыбаемся, дышим, растем», — рассказывает Юлия Дымова, мама Егора.

    Хорошо набирает вес и уже пытается говорить. Егору в будущем предстоит несколько операций по замене протеза, ведь ребенок растет, а клапан нет. Но самое опасное для него позади. Как и для маленького Гоши.

    Ему уже полтора года. И он был первым, кому в нашей стране провели такую операцию. Домой к маме и его брату-близнецу он сегодня придет с хорошими новостями. После планового УЗИ доктор сердцем остался доволен.

    Прежде чем рассказать о своем уникальном опыте, российские врачи долго наблюдали за тем, как работают сердца их маленьких пациентов.

    И только сейчас написали об успешных операциях научную статью, рецензировать которую будут европейские и американские доктора.

    И эти первые, пусть пока и не очень уверенные, шаги полуторагодовалого Гоши как ответ всем тем, кто когда-то сомневался, что у таких детей есть будущее.

    Источник: https://www.1tv.ru/n/338145

    Хирурги вымогали у пациентов деньги за бесплатные операции

    — Полосную операцию мы проведем бесплатно. Но как вы сами понимаете, она травматичная, и шов вот та-акой останется. А можем сделать лапароскопию, без разрезов, и восстановитесь очень быстро. Но за это придется заплатить…

    Лапароскопия – это когда резать живот скальпелем не нужно, инструменты вводятся внутрь организма через маленькое отверстие. Как говорится, «почувствуйте разницу».

    И эту разницу двое хирургов красноярской клинической больницы, кстати, близкие родственники – мама и сын, давали почувствовать очень хорошо.

    Так, что практически все их пациенты после «консультации» платили по 10 000 рублей за операцию.

    Хотя… лапароскопия, оказывается, есть в списке положенных по страховому полису бесплатных медуслуг. Кто «сдал» медиков, неизвестно, но при вручении очередной взятки в 10 тысяч за операцию по удалению камней из желчного пузыря в кабинете появились милиционеры.

    — Заведено уголовное дело по статье мошенничество, максимальное наказание по которой – до пяти лет лишения свободы, — рассказали в ГУВД края.

    Сейчас следователи изучают документы всех пациентов, которые лечились у подозреваемых хирургов. Обзванивают людей (их около 600 человек!) и выясняют, что абсолютно в каждом случае люди платили деньги!

    Виктор Шевченко, начальник управления здравоохранения Красноярска прокомментировал «Комсомолке» скандал в своем ведомстве.

    По его словам, в горздраве даже есть свой неофициальный «черный список» заведений, где у пациентов вымогают деньги. Недавно лидера этого списка, красноярскую больницу скорой медицинской помощи, кардинально «почистили»: уволили главного врача, а за ним практически все руководство. Вроде бы, жалоб от пациентов стало меньше. Но вот надолго ли – никто не берется сказать.

    — Зарплата начинающего врача – 5 000 рублей, — говорит Виктор Шевченко. – Опытного, классного, одаренного хирурга с большим стажем – 15-18 тысяч. И больше он не заработает, даже если будет жить в больнице, и творить чудеса…

    И еще, как говорится, «в тему»: совсем недавно врач в одном из роддомов, тоже, вероятно, с маленькой зарплатой, сгонял мою беременную подругу за биодобавками, которые опустошили ее кошелек на 3 000 рублей, причем 1 000 из них была заплачена за доставку этой малопонятной ерунды из Америки. Через неделю тот же малополучающий доктор намекнул, что за кесарево сечение (а беременность у подруги тяжелая) его надо будет «отблагодарить». И желательно, заранее. Причем если все отделение «благодарило» доктора по 15 000 рэ, то моей знакомой выкатили ценник в 30 000. Мол, случай тяжелый. «А можно ли сделать операцию бесплатно?» — спросила знакомая, потому что на бесплатном ведении беременности она и так уже порядком подразорилась. Можно! Но без души! – весело заявил врач, и подмигнул: ну вы же понимаете, какой будет результат!

    Знакомая ситуация?

    Давайте обсудим тему на сайте: как вы считаете, поборы в медицине уже поставлены на поток, и можно ли бесплатно получить хорошее лечение? А низкая зарплата – оправдание поборам?

    Источник: https://www.kp.by/daily/24381/560922/

    Какова сумма благодарности хирургу? | Дети | Детское здоровье

    • Предстоит бесплатная операция, на какую сумму хирурга благодарить? Хоть примерно.
    • Узнайте, сколько стоит эта операция, если платно ее делать. Около 50% стоимости операции — нормальная сумма для «благодарности».
    • Бутылка виски и коробка конфет.
    • Сколько не жалко и позволяют финансовые возможности.
    • В одной больнице, давно уже правда, видела объявление на двери ординаторской:»Греческий коньяк-грекам!»
    • За операцию обычно не принято еду-питье дарить Когда у нас встал вопрос о сумме благодарности, мы посоветовавшись с мужем решили, что дадим столько, сколько будет без особого ущерба для нашего кошелька.А вот у мужа отца оперировали, лет 7 назад, там сложная операция была, муж положил в конверт 3 тысячи р. (больше возможности не было, оплачивал отцу и сиделок и медсестер, т.к. сам работал, плюс дорогие лекарства постоянно), так врач ему разве что в лицо конверт не кинул и сказал, типа такая операция вообще то 30 тыс стоит.
    • узнайте у тех, кто с той же проблемой там же оперируетсявезде свои «таксы», сколько и чего принято, но вопрос все же добровольныйя благодарила оперирующего, лечащего и мед. персоналврачам — бутыль коньяка дорогого + деньги в конверте, все это в джутовой сумочке подарочной, мед. персоналу два мешка фруктов + две банки большие хорошего кофе
    • +1..я прошлым летом давала 5000,но уже после операции видя благоприятный исход.
    • Не надо. Этот набор в тех или иных сочетаниях каждый второй дарит. Ординаторская ломится от бутылок коньяка, виски, водки….
    • а так же тортов, конфет и цветов…
    • Вот то-то и оно что дарят. А надо ли это врачу? У моей свекрови сахарный диабет, а дома гора коробок с конфетами. Лежат, плесенью покрываются.
    • А вот о том что у врача этого добра много, или диабет, или он не пьет вообще, или например конкретно водку (коньяк, виски и т.д.) многие или не задумываются, или дарят как «отмазку».
    • Угу, у мамули в роддоме врачи постоянно все это «добро» отдают младшему мед персоналу, ну может под новый год тока себе что то оставляют ))Даже у моей маман, простой акушерки постоянно дома коробки конфет, бутылки шампанского и шоколадки… Да и она сама все раздает это нам, детям. Мам полушутя говорит, что лучше б 100 рублей в карман сунули, ей-богу )
    • Верное утверждение, уж лучше 100 рублей чем очередная коробка конфет )).
    • я думаю в районе 100-300 долларов
    • Многие врачи уже совсем обнаглели….У моей мамы был случай, она сломала ногу и перед операцией уже когда она на кушетке лежала подошел анастезиолог и начал деньги вымогать, требовал обещание, что она ему обязательно после операции заплатит.
    • Смотря какой сложности операция.Я на ребенка не экономлю,поэтому зарнее намекаю,что отблагодарю.Пусть старается лучше.У нас была миниоперация-дала 3000р.Но вообще хирурги сейчас очень хорошо получают.Себе когда делала операцию,на прямую спросила:какой благодарности ждете?Мне ответили:по возможности.
    • Спасибо всем за ответы, у нас удаление паховой грыжы, вроде простая операция. Решили дать 5 тыс хирургу и купить дорогой виски в подарочной коробке, думаю нормально.
    • 2 года назад платили за такую операцию 10 тыщ. Но мы заранее договаривались, ложились тогда, когда нам было удобно, без очереди и тыпы.
    • ну мы в порядке общей очереди. А где вы делали? Долго потом оклемывались? Лапароскопически?
    • Недавно делали операцию в Филатовке, в стационаре одного дня. После операции поблагодарили хирурга 3000 р. и анестезиолога 2000 р.
    • Делали в филатовской, в стационаре одного дня. Пришли в 9 утра, ушли своими ногами в 13-00 (до машины))). Обычная операция. День еще дома повалялись, 2 выходных и в школу пошел.
    • Это свинство, безусловно ((
    • У меня муж хирург, сказал, что если заранее не договариваться о «цене», то это нормальная «благодарность». Очень нормальная, учитывая «бесплатность» изначальную.
    • а нам водянку нужно удалять!тоже в Филатовской. сколько это стоит?!
    • Знаете, не стоит в подобных топах называть фамилии врачей. Есть случаи, когда за такое их по головке не гладят. пусть подарок, пусть не вымогают, а под статью подвести можно К сожалению
    • спасибо огромное! мы решили остановиться на этой сумме. Сегодня взяла в департаменте талон на госпитализацию, полдня в очереди и талон у меня в кармане)
    • Мдя, надо было в личку уйти! А дядька правда классный! Согласна, буду иметь на будущее! неужели рукаводство читает Еву? это так.. к слову..
    • Спасибо большое за инфу!!! Вы большие уже и без памперов? А то говорят без них потом надо и лежать в первые дни.. если есть возможность, напишите как все прошло.
    • Просто сама очень критически относилась (когда еще работала) к тем случаям, когда совали деньги. Даже отношение к пациенту менялось не в лучшую сторону. Может, времена поменялись…..
    • Мы после операции лежали без пампов, хорошая вещь для таких случаев- одноразовые пеленки, впитывающие. Но при такой простой операции лежать неск. дней не надо Мой, как от наркоза отошел через два часа носился по больнице. Удачи вам.
    • У нас была операция на ухе. Так что нам было все равно по поводу памперсов.
    • Просто после опер. может повышаться температура тела ребенка, а при ней, как известно лучше в пампах не держать. Так что ухо или попа или еще какое место оперировали — без разницы
    • Ну нам видимо повезло (или наркоз хорошо сделали), после операции ребенок пришел полностью в себя уже минут через 20. Потом не было тошноты, температуры, капризов. Была бодра и весела.
    • Спасибо, а дома постельный режим соблюдали? Как его вообще можно соблюсти-не знаю!А фамилию удалили.
    • Нет, какой постельный режим, дочке было 1,10 г.Она уже через 20 мин. готова была бегать по коридорам в больнице, а через 40-50 уже бегала, т.к. удержать я ее не могла. Но повторюсь еще раз, операция у нас была на ухе.Хотя с нами в палате был мальчик (около 3-х лет), ему паховую грыжу удаляли, где-то через 1,5 ч. после операции тоже начал носиться, родители дольше его удержать не смогли.
    • Вот вот… После операции по пах. грыже, нам два часа нужно было удерживать его в горизонтальном состоянии, вот это был ужос. Час он проспал, а еще час я его запеленутого в одеяло быталась угомонить, т.к. он не понимал, почему ему нельзя встать, помогли книжки. Потом еще полчаса сидел — помог ноутбук с мультами, а потом — все, побежал …
    • и мы делали в Филатовской стационар одного дня в мае, без очереди договорились за 13 тыс.
    • была операция на сердце, 30% от стоимости операции
    • Вот и моим родителям (когда мама лежала в реанимации и исход дела не был еще ясен) анастезиолог нераз говорил, что следовало бы его лично (о хирурге речь не шла в тот момент) отблагодарить ДЕНЬГАМИ.
    • делали в Филатовской в станционаре одного дня. никто про деньги не намекал. говорили, что делают все хорошо и бесплатно. мы сами нашли врача после операции и «поблагодарили».нам рекомендовали врача. мы пришли к нему на прием. записались на операцию. подождали ,когда наша очередь подойдет, и спокойно получили талон.денег мы дали много. мы очень переживали. у девочке на лице кисту удаляли.
    • У моей подруги рак головного мозга, тяжелейший-никаких шансов на благополучный исход) При этом она одна с маленьким ребенком. Так вот, когда она лежала в Бурденко, химиотерапевт запросил «скромную благодарность» в виде монитора для сына за 12ооо, причем абсолютно конкретно и без всякого стеснения)
    • Ахренеть, простите за мой французский. Такие люди, как этот врач думают, что их никогда не коснется чаша сия… Фу, как противно, что есть такие люди…
    • +100 анестезиологи себя именно так ведут.Обычно благодарят хирурга при выписке, а анестезиологов никто не разыскивает,поэтому они так решают вопрос.Согласна,что это оч неприятно
    • мой дядя хирург очень часто передаривает эти бутылки моему отцу, любителю хорошего коньяка. А сам дядя не пьет алкоголь вообще. Правда, ни разу в жизни не слышала от него никаких возмущений по поводу того, что «не то дарят». ИМХО, хорошие врачи не ради подарков работают.
    • подскажите, плз, в каком месте была киста? Вас туда направили из поликлинники, а Вы уже на врача вышли? Если можно, в личку.
    • написала. забыла сказать.перед операций (когда подошла очередь)пришла в поликлинику и взяла направление на операцию. проблем не было.если еще что-то интересно, спрашивайте
    • делали сегодня операцию в Филатовской по удалению водянки. персонал отличный! все длилось минут 12-15, потом от наркоза отходил еще 20 мин. дала анестезиологу 2т. врачу решила через неделю дам, думаю 3т. в конверте. все, кто со мной были не дали ни копейки. говорят, что все государством оплачено! вот так!так что никто никого не вынуждает! удачи Всем и здоровья вашим детям!

    Источник: https://eva.ru/kids/messages-2060185.htm

    Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

    Следователи занялись новым «делом трансплантологов». Правда, на сей раз речь идет о банальном мошенничестве. Высокопоставленные врачи из института имени Шумакова брали с пациентов деньги за те операции, которые по закону были бесплатными.

    Раскручивали кого на 30, кого на 100 тысяч рублей. Обманутых не менее 80 человек, среди них инвалиды и даже ветераны войны. В самом институте добиваются того, чтобы виновные понесли наказание. Репортаж Натальи Трофимовой:

    Бывших сотрудников института трансплантологии обвинили в мошенничестве и превышении должностных полномочий. По версии следствия, медики вымогали деньги с пациентов за аппараты по лечению сердечных заболеваний. Как пояснил нынешний директор НИИ Сергей Готье, расследование он инициировал сам, сразу после назначения на этот пост.

    Сергей Готье, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И.Шумакова: «В зависимости от сложности конструкции, это 30 тысяч – до 70 и выше. Кроме того к нему прилагаются еще расходные материалы, с помощью которых этот стенд заводится в сосуд, это еще расходы большие.

    Ну и некоторые пациенты очень сильно пострадали…»

    Следователи говорят – врачи знали, на что давить, ведь тянуть с лечением, например, сердечнососудистых заболеваний нельзя. Деньги брали и с инвалидов, и с ветеранов Великой отечественной войны.

    Хирургам нужно было провести не сложную операцию, в артерию ввести специальный стенд, которые позволяет крови свободнее поступать к сердцу. По закону, эта высокотехнологичная помощь должна оказываться бесплатно.

    Наталья Семенова, сотрудник пресс-службы Департамента экономической безопасности МВД России: «Когда пациент обращался в данное медицинское учреждение, они говорили, что нужно провести обследование, установить, сколько необходимо стендов для проведения операции.

    Один, они говорили, мы вам по квоте установим, бесплатно, а если нужно два или три, уже они должны были оплатить из собственного кармана. Для этого им выписывалась платежка, они шли в кабинет и перечисляли денежные средства на счета, подконтрольные врачам организации».

    Из материалов дела следует, что мошенническая схема работала целых три года. Сейчас подозреваемые по этому уголовному делу, заместитель директора по экономике и главврач, уже уволены.

    Сергей Готье, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И.Шумакова: «Этот позор должен быть смыт с тела нашей организации».

    Чтобы раскрутить «дело врачей» понадобилось долгих 2 года. Но установленные 80 эпизодов – это еще не все случаи вымогательств. Руководство института считает, что после публикаций в СМИ дадут о себе знать и другие пострадавшие. Всем им центр трансплантологии обещает выплатить компенсации.

    Агрегатор новостей 24СМИ

    Источник: https://newsland.com/user/4296757178/content/vrachi-vymogali-dengi-za-besplatnye-operatsii/4100008

    Хирург вымогал деньги даже у тех, кого привозили на "скорой"

    Расследовавший это уголовное дело следователь по особо важным делам городской прокуратуры Игорь Подгорбунских рассказал корреспонденту «РГ», что оно уже передано в суд. Доктору вменяется состав преступления, предусмотренный частью 1 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий») и ч. 1 ст. 290 УК РФ («Получение взятки»).

    По версии следствия, от поступивших в отделение больных врач требовал деньги за полноценное лечение и даже за оперативное вмешательство. Сумма не всегда была крупной, но порой исчислялась и десятками тысяч рублей. Уголовное дело заняло несколько объемистых томов, обвинительное заключение составило 80 страниц.

    Одно только перечисление потерпевших от вымогателя в белом халате едва уместилось на четырех листах.

    …А началось «дело врача» с того, что оперуполномоченный Каменск-Уральского межрайонного отдела Управления налоговой полиции по Свердловской области Дмитрий Отрощенко в ходе проверки одного из частных предприятий обратил внимание на документы, в которых карандашом были вписаны реквизиты некой екатеринбургской фирмы. Оперативник заподозрил, что пометка сделана для «внутреннего пользования» и ее просто забыли стереть.

    Предварительное расследование показало: на расчетный счет екатеринбургской фирмы регулярно поступают достаточно крупные денежные переводы от жителей Каменска-Уральского. Всех их объединяло одно: они были пациентами травматологического отделения одной из местных больниц.

    — К тому времени у нас имелась информация, что в отделении практически не проводятся бесплатные операции, — пояснил Игорь Подгорбунских. — Даже больные, поступившие на «скорой помощи» по экстренным показаниям, вынуждены были оплачивать из своего кармана всю медицинскую помощь, лекарства и расходные материалы. Хотя по линии медицинского страхования все это должно осуществляться бесплатно.

    Из материалов дела следует, что если больной не мог сам оплатить лечение, в больницу приглашался кто-нибудь из его родственников.

    После беседы врач вручал заранее заготовленные карточки с реквизитами екатеринбургской фирмы, на расчетный счет которой и следовало перевести оговоренную сумму. Затем деньги перечислялись третьей фирме, которая занималась скупкой векселей.

    По этим ценным бумагам некие физические лица получали реальные суммы… Классическая схема отмывания денежных средств без уплаты налогов действовала на протяжении последних трех лет.

    …14 октября 2004 года в травматологическое отделение поступила несовершеннолетняя со сломанной ногой.

    Мать пострадавшей пригласили в ординаторскую, где, кроме заведующего отделением, находились еще два врача. «Консилиум» постановил: нужна операция.

    После этого заведующий отделением в своем кабинете предложил женщине перечислить 14941 рубль пресловутой фирме. Никаких документов при этом не оформлялось.

    Тему поборов в медицинских учреждениях Каменска-Уральского «РГ» поднимала еще два года назад.

    Тогда начальник городского управления здравоохранения Борис Акишев в беседе с корреспондентом, признав их наличие, заявил, что они представляют собой единичные случаи и вызваны хроническим безденежьем в системе здравоохранения. Дескать, денег хватает только на заработную плату медперсоналу.

    С тех пор положение в системе здравоохранения заметно улучшилось. Возросла заработная плата врачей, фельдшеров и медсестер, больше средств выделяется из бюджета на охрану здоровья людей. Другой вопрос, насколько эффективно используются эти средства.

    Сегодня в медучреждениях Каменска-Уральского днем с огнем не отыщешь информации о том, какие виды и объем медицинской помощи пациент вправе получить бесплатно, а за что придется раскошелиться.

    Если же и находится такая информация, она, как правило, неполна, расположена в темном углу.

    Ну а непрозрачность в этом щекотливом вопросе порождают истории, подобные той, когда неплохой, по отзывам коллег и пациентов, специалист превратился в подсудимого.

    Источник: https://rg.ru/2006/11/08/hirurg.html

    4. Делать ли операцию? Мифы кардиохирургии | Книга Creator

    Стоит ли идти на операцию? Я не дам вам ответа на этот вопрос. Но может быть история, которую я расскажу, поможет вам если не сделать правильный выбор, то хотя бы понять, в каком направлении думать и что нужно попробовать, прежде чем сдаваться хирургам.

    На этот раз речь пойдет о наиболее опасном медицинском мифе из тех, с которыми мне довелось столкнуться. Это миф о том, что если при аортальном пороке сердца наступает ухудшение, то оно быстро и необратимо прогрессирует и без оперативного вмешательства приводит больного к скорой смерти.

    Сколько раз кардиохирурги внушали мне это, произносили как заклинание, пытаясь склонить к протезированию аортального клапана. В 1981 году в той самой клинике Института хирургии имени Вишневского мне уже готовы были сделать операцию*.

    Теперь, по прошествии более чем тридцати лет, можно точно сказать, была ли она в то время оправдана. Ни в коей мере! Более того, решение о ней явилось бы грубейшей врачебной ошибкой. Но, дай я согласие, об ошибочности того решения не узнал бы ни я, ни мои родные.

    Наверное, в оправдание плачевного исхода родным, как обычно, сказали бы: «А что вы хотели, у него ведь была повторная операция и тяжелый порок сердца».

    Тогда я выкрутился, во многом благодаря проведенной в 1984 году консультации академика Мешалкина, решившего, что оперативное лечение мне пока не показано. Но через десять лет, в 1994 году мне стало действительно плохо.

    Таблетки, уколы, больницы, вечная скорая помощь, постоянные боли в сердце – я словно катился по наклонной плоскости обещанного мне фатального ухудшения к так называемой декомпенсации.

    До этого терапевты были на моей стороне, но тут и они вынесли неутешительный вердикт, который я помню слово в слово до сих пор: «Ресурс сердца исчерпан». Это с их точки зрения означало необходимость немедленной операции.

    Но нет, я не хотел сдаваться. Наверное, поэтому и попросился на лечебную физкультуру, когда в очередной раз лежал в стационаре. Не очень-то она помогала эта физкультура, но что-то подсказывало мне, что движение – единственный путь к жизни.

    И так уж случилось, что занятия вела пожилая женщина, каким-то чудом знавшая то, о чем не знал ни один из лечивших меня врачей. Она и посоветовала мне ходить пешком, но не просто ходить, а всерьез заниматься тренировкой – регулярной и строго дозированной.

    Не так уж много она и рассказала – с чего начать, что контролировать, – но этого оказалось достаточно, чтобы я уже через несколько дней почувствовал облегчение.

    Боли беспокоили все реже, но частота пульса снижалась очень медленно. 110-120 ударов минуту – это долгое время была моя норма при ходьбе. В общем, как и с астмой, понадобились годы вытаскивания себя за волосы из засосавшего меня болота.

    Но сейчас пульс колеблется в пределах 86-95 ударов в минуту при той же самой энергичной ходьбе. Пройти десять или двадцать километров без отдыха – это для меня не проблема. Более того, такая нагрузка не вызывает у меня чувства усталости.

    Я иду в горы, поднимаюсь на вершины и делаю это легче, чем молодые парни со здоровым сердцем. За прошедшие с тех пор годы я одиннадцать раз прыгал с парашютом. То есть я жил настоящей полноценной жизнью. Жизнь же многих из тех, с кем я лежал в больницах, оборвалась на хирургическом столе почти что у меня на глазах.

    А что ждало тех, кто пережил наиболее опасный послеоперационный период – вечное лечение, пожизненный прием антикоагулянтов, восстановление после операции, а то и подготовка к новой.

    И сейчас, когда у меня нет и намека на декомпенсацию, когда я живу без таблеток и чувствую себя здоровым, кардиохирурги продолжают внушать – вам нужно немедленно протезировать клапан, ваше сердце изнашивается. На что я всегда отвечаю себе – оно изнашивается не более чем у любого здорового человека.

    Общего разговора с ними не получается, потому что их не интересует история моей болезни, ухудшения и улучшения моего здоровья, нет им дела до анализа ресурсов приспособления сердца к сложностям нарушенной гемодинамики. А что же тогда интересует врачей в нынешней России? Не уверен, что я хочу это знать.

    Наверное, я бы относился к призывам лечь под нож иначе, если бы размер зарплаты хирурга зависел не от количества сделанных операций, а от выживаемости больных.

    Но нет, каждый пациент, соглашаясь на операцию, подписывает безоговорочную письменную индульгенцию, заранее снимая с хирурга всякую ответственность за возможную врачебную ошибку.

    Хотя само по себе наличие такой индульгенции вероятность ошибки только повышает.

    К сожалению, не могу закончить эту статью на оптимистичной ноте, потому что видел жизнь и знаю людей.

    Я говорю: «Вы можете выздороветь», но что слышу в ответ? Одни доверяют своему врачу, у которого готовы лечиться до конца дней, который приятен как человек и, возможно, хорош как врач, но, к сожалению, не способен выйти за рамки стереотипа, предписывающего лечить, а не вылечить раз и навсегда.

    И это еще пол беды, потому что другие возлагают все свои надежды на какой-нибудь разноцветный фонарик, на пищалку или любительский генератор радиоволн, выдаваемые бизнес-медиками за сверхсовременный лечебный прибор. Увы, невежество в нашей стране неистребимо. Оно порождается завышенным самомнением врачей и доверчивостью их пациентов.

    И это грустно. Но пусть у нас остается все меньше грамотных людей, все же многие, несмотря ни на что, научились читать и писать и даже не стесняются этого, не коверкают в чатах, форумах и социальных сетях русский язык. Вот к этим людям я и обращаюсь.

    Если вы попали в трудную ситуацию, попробуйте последовать моему совету, поверьте в себя и в свое здоровье, и как знать, вдруг невозможное станет возможным. Но учтите, отдаться врачам куда легче, чем брать ответственность на себя. Поэтому никогда не бросайтесь в крайности, соразмеряйте свои силы и вы не просто получите жизнь, а, как и я, получите много лет полноценной жизни.

    Примечание:

    *) Несколько слов для специалистов.

    Если исходить из статистики, через тридцать лет после протезирования аортального клапана должно остаться в живых около 20% больных, перенесших операцию, но с учетом того, что через десять лет каждому третьему требуется повторная операция (а у меня она была бы и на тот раз повторная; в 1967 – аортальная комиссуротомия), мои шансы дожить до сегодняшнего дня, прооперируйся я тогда в 1981 году, были бы ничтожны. С другой стороны по данным, которые я нашел в литературе и из которых, по-видимому, исходят консультирующие меня кардиохирурги, вероятность того, что больной с аортальным пороком (у меня много лет регургитация третьей степени) проживет столько же времени, не делая операцию, составляет миллионную долю процента. То есть либо не стоит верить в то, что я жив и пишу эту статью, либо кардиохирурги не учитывают что-то жизненно важное для моего случая и действительно исходят из ложных постулатов, иными словами из мифа.

    Источник: https://naodnom.ru/story/6255

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector